Кикины

История семьи. История рода

  • Full Screen
  • Wide Screen
  • Narrow Screen
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Древний род Волконских

Федор Юрьевич Волконский (…-ок. 1587)

6.51.28. Федор Юрьевич Волконский (…-ок. 1587). Князь Федор Юрьевич, умер около 1587 г. Ж. Мария, уп. 1587–1589 вдовой [178].

Василий Андреевич Волконский (…-до 1587)

6.52.29. Василий Андреевич Волконский (…-до 1587). Князь Василий Андреевич, умер до 1587 г. Ж. Ульяна, в монашестве старица Улея, умерла в 1603 г. [178].

Михаил Петрович Жмурка (Волконский) (…-до 1612)

6.53.32. Михаил Петрович Жмурка (Волконский) (…-до 1612). Князь Михаил Петрович Жмурка, воевода (1594–1604), умер до 1612. Ж. Мария Ивановна, умерла в 1612 г. [178].

Антонида Петровна Волконская (…)

Антонида Петровна Волконская (…-…). Княжна Антонида Петровна; за князем Федором Ивановичем Хворостининым [178].

Андрей Васильевич Волконский (…)

6.54.33. Андрей Васильевич Волконский (…). Князь Андрей Васильевич, умер бездетным [178].

Андрей Дмитриевич Волконский (…)

6.55.34. Андрей Дмитриевич Волконский (…-…). Князь Андрей Дмитриевич, воевода (1587–1619). Андрей Дмитриевич (№ 55) в 1582 г. воеводствовал в Заволочье; 1594 г., значится в числе дворян больших, сидевших при государе в Золотой палате, 26 января, на приеме цесарского посла 1). В 1617 г. назначен воеводой в Сапожок с 200 людьми казаков, из которых в следующем году велено было ему послать 50 в Калугу 2). В 1619 отправлен в Москву в отпуск, а затем опять в Сапожки 3). В родословной 1686 г. у Андрея Дмитриевича не значится сына; но тут можно предполагать описку, потому что он все–таки не отмечен «бездетным», в книге Московского стола за 1627г., сказано, что князь Яков Андреевич Волконский, 28 июня, пожаловал из житья в стольники 4). По существующим источникам, между тем, ни у кого из других «Андреев» нет сына Якова. В виду сказанного, Яков Андреевич внесен в прилагаемой росписи под № 89 [178].

Роман Федорович Волконский (…)

6.56.35. Роман Федорович Волконский (…). Князь Роман Федорович [178].

Федор Иванович Мерин (Волконский) (…-1630)

6.57.36. Федор Иванович Мерин (Волконский) (…-1630). Князь Федор Иванович Мерин, воевода (1595-1625) Ж. Марфа Владимировна уп. вдовою в 1631.

Феодор Иванович (№ 57), по прозвищу Мерин, от села Меренища, Меренищенской волости, Козельского уезда. Село это поныне существует; в составе волости его находится, между прочим, с. Волынское, одно из 20–ти приходов благочинного округа Козельской Благовещенской церкви.

В 1505 г. князь Федор Иванович был на Украине в передовом полку, на обмену большим воеводам М.Б. Шеину с товарищами. В 1605 г. значится воеводой передового полка в Минске, откуда послан в Новосиль; в 1608 г., вторым воеводой сторожевого полка при деле на Медвежьем броде, у коломенской дороги, где потерпел поражение Лисовский. – В 1610 г. князь Федор участвовал в свержении и насильственном пострижении царя Василия Шуйского. В 1611 г., когда собрались земские и городские полки, Федор Иванович, подняв народ в Переславле–Залесском и в Костроме, стал во главе костромского войска. Скоро затем гетман Сапега писал к нему: «Позволили вы всею землею государю Владиславу крест целовать, и нынче вы государю изменили, а неведомо для чего, и хотите на Московское государство неведомо кого. А выдаете вы и сами польских и литовских людей мощь и силу, кому с ними биться. И вам бы, попомня прежнее царское крестное целованье, обратиться к государю и вину свою принести; а я вам на то обещаюсь своею истинною правдою, что вас государь пожалует и вину вашу вам отдаст и ваши поместья и вотчины, кто был чем пожалован, и впредь его милость, кто чего достоин, будет жаловать, и разоренья вам отнюдь никакого не будет никому. А будет крестного целованья не попомните... и та кровь взыщется над вами и в том нас Бог рассудит. А я того и прошу милости у Вышнего Бога, чтобы вам всем православным крестьянам смириться без крови и Московскому государству дать покой и тишину. А я иду по многим городам, не для кровопролитья и корысти, иду для того, чтобы все города вину свою к государю приносили без крови и без разоренья» ).

Последовал ли письменный ответ от Федора Ивановича на это воззвание – неизвестно, но князь во всяком случае не замедлил ответить делом. Выступив против Сапеги во главе костромского ополчения, он разбил его на голову под Александровской слободой, о чем дал знать в Кострому 8 марта письмом из Ростова. Грамотой от 19 числа костромичи сообщили о радостном известье казанскому митрополиту Ефрему, духовенству и всякому чину людей ). В 1612 г., 7 апреля, Федор Иванович приложил руку к грамоте об ополчении. Несмотря на предводительство князя Пожарского, первые подписи предоставлены были людям, превышавшим его родовитостью; из 49 подписей, подпись князя Федора – шестал ).

Того же года, июня 23, когда воеводы, собравшие все полки, пошли с Николы на Угреше к Москве и стали вокруг города, Федор Иванович стал у Покровских ворот. Августа 28, он участвовал в разбитии поляков, а 22 октября был на приступе к Китай–Городу. В 1613 г., когда, после отражения врагов, разделались с бунтовщиками, Федор Андронов содержался в доме князя Федора, который, 14 марта, дал знать боярам, что накануне ночью колодик его сбежал. Тотчас же разослали ловить его, и крестьяне и казаки поймали его на Яузе, от Москвы за семь верст. Для избавления себя от казни, Андронов просил князя упросить бояр позволить ему постричься в Соловецком монастыре; но Федор Иванович отказался ходатайствовать за него, говоря, что когда он Москву жег, разорял и грабил, то в те годы постричься не хотел ). В 1614 г. Федор Иванович воеводствовал в Ельце. В 1616 г. находился в Москве. Того же года, 17 апреля, приехал Касимовский царь, которого встречали в сенях боярин П.П. Головин и окольничий князь Федор Иванович Волконский. Последний бил челом на Головина, с родственником своим князем Григорием Константиновичем Волконским (№ 63), что им с Головиным быть вместе невозможно; оба за это просидели день в тюрьме, потому что били челом не делом, так как Волконские были люди не родословные, т.е. не были записаны в «Государевом Родословце» ). В 1618 г., в марте месяце, по Стародубским вестям, что литовское войско пришло, указал государь послать на Север князя Федора Ивановича Волконского и М. Челюсткина; последний стал на него бить челом, за что посажен в тюрьму ); князь же, по данному 13 апреля наказу о походе ), отправился по назначенью с ратью в 6455 человек. В 1620 и 1621 гг. Федор Иванович ведал Челобитный приказ. По сохранившемуся в Соловецком монастыре документу Поместного приказа 1621 г., 29 декабря, поместный оклад князя Федора в разных станах был 748 четьи. Вот этот документ: «От царя и великого князя Михаила Федоровича всея Pycи в Дмитровский уезд, в Вышегородский стан, в половину села Языкова, что было в поместье за иноземцем за Станиславом Граевским, всем крестьянам, которые в том полуселе Языкове ныне живут и впредь будут жить. Бил нам челом князь Федор Волконский: по окладу велено за ним за поместья на Костроме 113 четьи, по Брянску 100 четьи, на Вологде 195 четьи, в Галиче 200 четьи, в Дмитрове 124 четья. И в нынешнем де во 130 году он, князь Федор, из того своего Дмитровского поместья пустошь, что была деревня Горки, пустошь, что была деревня Васильева, а в них пашни 54 четьи, променял Станиславу Граевскому, а у Станислава против того выменил в Дмитровском уезде половину села Языкова, 70 четьи, и всего за ним за князем Федором поместья на Костроме, и во Брянску, а на Вологде, и в Галиче, и в Дмитрове и с тем, что обменял у Станислава Граевского, 748 четьи, и надо бы его пожаловать, велеть ему на то выманенное на Дмитровское поместье, на половину села Языкова, дать ввозную нашу грамоту, а Станислав Граевский нам о том же бил челом, чтоб нам его пожаловать, велеть то его поместья половину села Языкова 70 четьи написать за князем Федором Волконским; а по книгам письма и дозору князя Никиты Шаховского да подьячего Докучая Васильева лета 7128 года в том Станиславове поместье Граевского, в половине села Языкова, написано пашни, и перелогу, и лесом поросло 70 четьи в поле, а в двум потому ж. И вы бы все крестьяне, которые в той половине села Языкова ныне живут и впредь будут жить, князя Федора Ивановича Волконского слушали, пашню на него пахали и доход ему помещиков платили. Писан в Москве лета 7130, 29 декабря». На обороте написано: «Царь и великий князь Михайло Федорович всея Руси». По склейкам скрепа: «Дьяк Иван Грязев. Справил Тимошка Степанов» ). В 1622 г Федор Иванович издал Московский приказ ).

В 1625 г. он воеводствовал на Михайлове. Весной того же года, по вестям, что большие неприятельские силы пойдут в Тульские места, а на Рязани их не ждать, Федор Иванович был послан на сход с ратными людьми в передовой полк, к боярину Ивану Салтыкову ). В бытность Федора Ивановича в Михайлове, Ляпуновы подняли против него и родственника его князя Ивана Федоровича Чермного Волконского дело, которое приведено ниже под № 69. Надо предполагать, что Федор Иванович скончался около 1630 г., так как в 1631 г. жена его, княгиня Мария, упоминается вдовою в следующей грамоте:«От царя и великого князя Михаила Федоровича всея Руси, в Вологоцкий уезд, в Локсомскую волость, в деревню Княинину, в пустошь Глядково–Отпезлово, в пустошь Похлебайку, на речке на Лихтоме, да в Брюховскую волость, в пустошь Кубаеву, в пустошь Яскаево, в половину пустоши Наугородово, в половину пустоши Змейцы, в треть пустоши Пчанникова, что ныне та деревня и пустоши на прожитке за вдовою княгиней Марьей, княж Федоровою женою Волконского, всем крестьянам, которые в той деревне Княинин живут, а на пустошах впредь будут жить. Била нам челом вдова княгиня Марья, княж Федорова жена Волконского, дано ей наше жалованье на прожиток, мужа ее княж Федорово поместье Волконского, в сельце Княинине, 195 четьи. И на то ее поместье наши ввозные грамоты ей не даны и тем поместьем вперед ей владеть не по чему, и нам бы ее, вдову княгиню Марью, пожаловать: велеть ей дать на то ее прожиточное поместье нашу ввозную грамоту, почему ей тем поместьем впредь владеть. А по Вологоцким отказным книгам, отказу Вологодного подъячева Михаила Колзакова 139 г. 21 октября, в том ее поместье, в деревне Княинине с пустошами, написано: пашни паханные, и перелогом, и лесом поросло 195 четьи в поле, а в дву потому ж. И вы б все крестьяне, которые в той деревне Княинине живут, а на пустошах впредь будут жить, вдовы княгини Марьи, княж Федоровы жены Волконского, слушали, пашню на нее начали, доход ей помещичьин платили. Писан в Москве 7140 г., 12 декабря». На обороте: «Справил Ивашво Феонасьев» [178].

Страница 11 из 97

You are here: